Бескрайние степи, красивые горы, разбомбленные дороги, смешные гаишники, злые морозы и добрые люди – мы подготовили для вас первую из двух частей рассказа о нашем путешествии на редакционной Lada Vesta в Казахстан.

В феврале 2016 года мы с коллегами Виталием Архиреевым и Ильёй Бакеевым отправились из Тольятти в Усть-Каменогорск, чтобы посетить строящийся там автозавод «Азия Авто Казахстан», пройти ТО (хотя на тот момент мы совершенно не понимали, как и где), намотать порядка 6 000 километров на одометр нашей машины в рамках проекта «Лада Веста 100» и, наконец, узнать хотя бы в первом приближении, что ж это за страна такая – Казахстан. Первая часть путевых заметок рассказывает о пути до Усть-Каменогорска.

Тольятти – Южно-Уральск

В первый день мы преодолели путь от Тольятти до Южно-Уральска, это примерно 1 000 километров. Дорога до Уфы изобилует ямами и какими-то покоцанными обочинами, которые плавно вытекают на проезжую часть и также плавно стекают с неё обратно. Кое-где асфальта нет вовсе. А где-то он снят на определённую глубину, и не то, чтобы здесь вот-вот положат новый асфальт – впечатление, что таким образом дорожники «подстригают» ямы, уменьшая их глубину. Классный способ, так можно починить дорогу несколько раз!

1/22/2

Зато снег по обочинам повсюду распахан тракторами – не уверен, что мы догадались правильно, но решили, что это мера против снежных перемётов. Если так, то работает она неплохо – при совершенно диком ветре полотно, хоть и порядком побитое жизнью, остаётся чистым. За сотню километров до Уфы дорога становится «столичной» – хороший асфальт, разметка, кое-где даже «освещёнка» – но сразу после столицы региона дорога опять превращается в что-то плохое на букву «г». Но отнюдь не унылое – ехать по такому покрытию нескучно и спать совсем не хочется.

1/52/53/54/55/5

В первый раз мы «плутанули» вечером первого дня – в деревне Увелка под Чебаркулем. Просто незаметно «соскочили» с трассы на второстепенную дорогу и оказались посреди освещённой редкими фонарями заснеженной деревни, из которой непонятно, как выбираться. Штатный навигатор Весты (как вы, может быть, помните, его в нашей версии зовут Олег) в таких случаях прилежно пытается нарисовать улицы населённого пункта, но в итоге изображает дорожки, которых в реальности не существует. И постоянно ругается на то, что мы не соответствуем нарисованной им картине мира. А Гугл-навигатор чётко показывает выезд из деревни, но как до этого выезда добраться – совершенно непонятно. Пришлось спрашивать дорогу у местных – спасибо приветливой пожилой паре, возвращавшейся домой с вечерней прогулки.

1/62/63/64/65/66/6

По вечерам и ночью забортная температура на протяжении путешествия до Казахстана редко поднималась выше «минус» 20, и отопителем салона в таких условиях пользоваться не совсем удобно. Одно деление на шкале температуры отделяет жару от холода, причем жарко спереди, а холодно сзади – в том случае, если водитель или передний пассажир пытаются немного убавить для себя градус жары. И при любом раскладе, едва скрывается солнце – задние стёкла Весты начинает затягивать инеем. Мы пытались разобраться с этой проблемой на протяжении всего вояжа, а насколько это у нас получилось, будет описано во второй части путевых заметок.

Южно-Уральск – Астана

Мы остановились в Южно-Уральске около часа ночи, там «плюс два» к московскому времени, и за 1 050 рублей нам досталась комната с тремя кроватями, столом, телевизором, вай-фаем, достаточным количеством розеток (заряжать в таких поездках приходится кучу всего, а инвертор мы благополучно забыли дома) и удобствами на этаже. Уже на стоянке перед гостиницей мы увидели, что правый колёсный диск снова замят, а ведь совсем недавно, перед поездкой, мы прокатывали его. Забегая вперёд скажем, что на следующий день мы «долбанули» и левый диск, оставив на нём вмятину. Причем «долбанули» совершенно незаметно для себя (в машине трое опытных путешественников), хотя обычно такие повреждения, согласитесь, сопровождаются очень ощутимыми ударами.

1/32/33/3

Границу с Казахстаном мы пересекли в районе Троицка, причем ни наш электронный друг Олег, ни Яндекс-навигатор не предупреждают о пересечении границы, бдит в этом отношении только навигатор Гугла. На границе вы в обязательном порядке страхуете гражданскую ответственность. Полис на 15 дней стоит от 1 000 до 2 000 рублей – в зависимости от типа транспортного средства, его возраста и того, в чей собственности оно находится, юридического или физического лица.

1/62/63/64/65/66/6

Российскую сторону границы мы прошли буквально за полчаса, причём и таможенники, и охрана живо интересуются автомобилем. Самые популярные вопросы – «а коробка правда тупит?» и «а подлокотник у вас тоже уже сломался?». Казахскую сторону мы и вовсе проскочили за 20 минут – может быть, отчасти из-за того, что казахстанские пограничники интереса к новому автомобилю имеют гораздо меньше или же не показывают его.

Вторая обязательная вещь, которую вы делаете при въезде в Казахстан – это заполнение миграционной карточки. Тут будьте внимательны: Казахстан пытается жить на три языка, казахский, русский и английский – и видимо в связи с этим карточку тоже попытались сделать трёхъязычной. Именно попытались – некоторые «подсказки» в ней сделаны только на казахском, так что не стесняйтесь задавать вопросы людям в окошках, чтобы не переписывать. И да – не теряйте миграционную карточку, пока находитесь в Казахстане, вам её ещё предъявлять на выезде; на таможне в ходу милая шутка по поводу российских туристов: «потеряете – останетесь у нас навсегда ;)».

1/32/33/3

Курс местной валюты – 4,6-4,7 тенге к российскому рублю. Литр бензина Аи-92 стоит 122-125 тенге. Сразу после границы начинают лютовать местные гаишники. Нас останавливали несколько раз, однажды пытались доказать, что задний пассажир не пристёгнут (хотя мы пристёгиваемся все и всегда), а в другой раз остановили, вполне заслуженно «поймав» на скорости – у нас было 77 км/ч вместо положенных шестидесяти. Ехать лучше точно по знакам, российский допуск в «плюс 20» в Казахстане не действует. Наш водитель написал расписку о том, что он обязуется не превышать скорость в течение года, и нас отпустили с миром. Но вообще скоростные ограничения – важная статья дохода казахских гаишников, поэтому старайтесь не нарушать.

1/22/2

Каждый гаишник, который нас останавливал, детально интересовался нашей Вестой. Одному мы даже предложили прокатиться, но он отказался. Дескать, видел он на ютубе, какой у Весты тонкий металл кузова, уж больно сильно прогибается, если нажимать пальцами. Нас настолько вдохновила эта история и вообще все эти обзорщики из интернета и многочисленные автомобильные эксперты, что на обратном пути из Казахстана мы записали свой «профессиональный обзор Весты», ссылка на который будет в девятом выпуске нашего видеоблога «Лада Веста 100».

1/32/33/3

На второй день пути до Усть-Каменогорска мы снова заблудились, на этот раз в Костанае: Олег привёл нас прямиком в тупик, к строящейся развязке. Пришлось искать объезд, сбросив маршрут и ориентируясь по карте. Дорога до Костаная неплохая – хороший асфальт, чищенная на пару метров обочина – но дальше идёт похуже: появляются перемёты и участки, покрытые льдом; иногда кажется даже, что едешь по зимнику. Всю дорогу вас сопровождает бескрайняя степь, солнце, выжигающее глаза, и одна единственная радиостанция, на которой передают новости и песни на казахском языке.

1/42/43/44/4

К вечеру второго дня дал знать о себе стук в передней подвеске – как и в первый раз, ещё в Тольятти, он проявился при движении по «гребёнке» на небольшой скорости. До Астаны мы добрались поздно ночью, причем время, как обычно при движении путника на восток, продолжало работать против нас – в Астане уже «плюс три» к московскому времени (таким же остаётся часовой пояс вплоть до восточной границы Казахстана). Мы переночевали в отеле за 8 000 тенге, что составляет примерно 1 750 рублей. Отель в ночной Астане нам пришлось искать «мобильными» средствами – Олег гостиничный бизнес Казахстана знает плохо.

Да что там гостиничный бизнес… По пути до Астаны мы пытались осуществить поиск по разделам «гостиницы», «спорт», «туризм», «достопримечательности», «культура и отдых»… Но везде натыкались на пустой экран. Список пунктов назначения Олег предлагает только в разделе… ритуальных услуг и кладбищ. Словом, места интереса по Казахстану в «Сити Гид 7» пока загружены очень выборочно и весьма оригинально.

Астана – Усть-Каменогорск

Утром следующего дня мы, насколько позволял плотный график поездки, насладились Астаной. Это молодой город, и в центре это чувствуется особенно – блистающие зеркальными окнами современные высотки и торговые центры, филигранно выстриженные деревья и кустарники, широкие проспекты. И солнце, солнце, солнце…

1/62/63/64/65/66/6

Однако третья тысяча до Усть-Каменогорска оказалась совсем не такой, как предыдущие две. Правда, поначалу ничего, так сказать, не предвещало. Мы выехали из города в погожий день после полудня, в отличном настроении, хотя и понимали, что впереди у нас ночь за рулём. В придорожной кафешке нам наконец-то встретились простые местные ребята, которые очень интересовались машиной. Спрашивали, какой стоит мотор и сколько стоит авто, тут же переводя российскую базовую цену за Весту 514 000 рублей в доллары (примерно 6 500 «зелёных» по местному курсу) и в местную валюту – у них получилось 2 500 000 тенге. Хотя, если быть точным, цены на Весту в Казахстане чуть выше, они стартуют с 2 650 000 тенге (около 570 000 рублей). Но это всё равно меньше, чем у конкурентов.

1/102/103/104/105/106/107/108/109/1010/10

Практически сразу за Астаной дорога начинает медленно превращаться в ад, и в начале этого превращения дорожные службы извиняются за «временные неудобства» с большого плаката. Что ж, не зря: трасса на всей протяжённости от Астаны до Усть-Кама (так местные называют Усть-Каменогорск) – это, так скажем, очень условный асфальт. Попадаются участки в 10-20 км с более-менее нормальным покрытием, иногда даже появляется разметка, но в целом такое впечатление, что последний ремонт трассы был ещё при Советском Союзе. Это хорошо ещё, что трафик здесь очень небольшой: за час или два вам может попасться (а может и не попасться) одна или две машины.

1/32/33/3

Самое частое сочетание знаков – это «ограничение скорости» и «дорожные работы». И судя по ним, над этой дорогой всё время работают, только вот результатов что-то пока не видно. Что ж, небыстрое, видать, это дело – строить хорошие дороги в Казахстане. Не сочтите за снобизм – чего мы только не видели в России, но дороги Казахстана… Да и вообще – местность тут довольно дикая по мерками, скажем, жителя средней полосы России. Всё разнообразие ландшафта состоит в изредка перебегающих дорогу зайцах и угольном карьере с идущим вдоль трассы транспортёром. Но даже если попадается населённый пункт, указателя на него, как правило, нет. Мы специально следили за ними, но нам за долгое время попался только указатель на свалку и скотомогильник.

 

Ближе к финишу на обоих передних дисках уже даже не были слишком заметны отдельные удары, диски в целом смотрелись как… мятые. Зато казахстанская дорожная жесть позволила нам окончательно растрясти переднюю подвеску и впоследствии, уже на СТО в Усть-Каменогорске, наконец-то понять, что же в ней всё-таки гремит. Сейчас мы готовим подробный сюжет на эту тему к публикации. В салоне шумов тоже добавилось – появился сверчок в районе правой передней двери и отчётливо загремел правый дефлектор вентиляции на центральной консоли.

1/112/113/114/115/116/117/118/119/1110/1111/11

Отдельный пункт наших ночных приключений на казахстанской трассе – это (та-даам!) – да, вы не ошиблись, дорожная полиция. В одном месте навстречу нам прошла машина с мигалками, развернулась и начала догонять. Потом ребята включили «крякалку», а после того, как мы остановились, спросили, почему мы никак не реагируем на их призывы остановиться. Пока водитель (ваш покорный слуга) пытался перейти от «эээ» к чему-то более членораздельному, ему сообщили, что ограничение скорости в этом месте – 50 км/ч. Мы дружно сказали, что здесь 80, и мы не превышали. Документы полицейским не отдали, но по их предложению пошли к ним в машину – посмотреть на доказательства нашего «нарушения», кои якобы у них там имеются – и прихватили с собой камеру. Ребята поняли, что мы журналисты, объяснили свои действия работой над безопасностью движения, расспросили про машину, дважды пожали руку и пожелали счастливого пути.

 

А ещё полицейские рассказали нам, что через три года здесь будет платный автобан. Видимо, к Универсиаде-2017 построить его не успеют, хотя выражение «через три года» здесь скорее фигуральное, означающее – не сейчас. Потом. Позже. Когда-нибудь. Пока же здесь дорожный апокалипсис: в одном месте на большой развязке, полностью лишённой асфальта, нам попался дорожный знак с закрашенной перевёрнутой коровой.

Заправок в этой местности немного, как и всего остального. Мы заправились только за 215 километров до Усть-Каменогорска, около военной части с заспанными часовыми, в городе Семей, который до 2007 года носил куда более широкоизвестное название – Семипалатинск. Да-да, тот самый, что дал имя ядерному полигону.

 

В Семее заправок сразу штук десять (это если к центру не выезжать, вообще-то гораздо больше), так что среднее количество заправочных станций на трассе получается неплохое. Зато среди местных жителей встречаются отзывчивые. Ночью остановились на трассе по просьбе нашего фотографа Ильи Бакеева – у него получились отличные кадры – и тут же откуда-то из пустоты и темноты появился чёрный приземистый седан, и мужчина за рулём спросил, не нужна ли нам помощь. После нашего «нет, спасибо» он растворился в ночи.

1/142/143/144/145/146/147/148/149/1410/1411/1412/1413/1414/14

Мы добрались до финальной точки пробега к семи утра, под утренний кофе, посчитали соотношение казахских и славянских лиц на улицах (получилось примерно пополам), потом доехали до потаённого в близлежащих горах лыжного курорта «Нуртау», поселились в уютном домике, немного поработали над грядущими публикациями и… под первые лучи яркого казахского солнца («Нуртау» переводится как «лучистая гора», и тут действительно много солнца и гор) завалились спать – до начального пункта нашей насыщенной программы в Усть-Каменогорске оставался целый час шикарного сна на настоящих, человеческих кроватях.

Следите за жизнью редакционной Весты в социальных сетях и в Instagram по тегу #ладавеста100

1/42/43/44/4



Источник